Тема поэта и поэзии.

Предыдущая10111213141516171819202122232425Следующая

Уже в самых ранних своих стихах Лермонтов предстает поэтом ярко выраженной интеллектуальности, глубокой внутренней сосредоточенности, деятельной, протестующей мысли. Он провозглашает: «Жизнь скучна, когда боренья нет... Мне нужно действовать». Для него творчество — «всесожигающий костер», «жажду песнопений» поэт называет «страшной». Лермонтов видит разъединение людей, а не их общность, и поэтому он не верит в то, что его исповедь будет услышана. Душа человека изменчива и противоречива, и слово часто бессильно открыть ее. Об этом он говорит в стихотворении «1831-го июня 11 дня»:

Холодной буквой трудно объяснить

Боренье дум. Нет звуков у людей

Довольно сильных, чтоб изобразить

Желание блаженства. Пыл страстей

Возвышенных я чувствую, но слов

Не нахожу...

Со временем поэзия Лермонтова все более кристаллизуется как поэзия страстно ищущей и анализирующей мысли, как поэзия бунтарства, протеста, социально-политической борьбы. Следуя прежде всего Пушкину и декабристам, поэт с самого начала и до конца творческого пути воссоздает облик народного поэта — пророка, бескорыстного, смелого, активно вмешивающегося в жизнь, независимого гражданина, патриота, вдохновенного борца, воспламеняющего людей на битвы за свои человеческие права, за свободу. В условиях жесточайшего деспотического произвола Лермонтов посвящал свою лиру обличению социальной, пассивности. Гневным стихом, проникнутым сарказмом, «облитым горечью и злостью», он творил карающий суд над людьми-масками, над пошлостью, бездушием и внутренней опустошенностью светского общества. Сложное противоборство чувств, трагизм судьбы поэта открываются нам в стихотворении Лермонтова «Смерть Поэта». Это стихотворение, связанное с трагической гибелью Пушкина, сразу прозвучало на всю Россию. Бросая горький упрек светскому обществу, поэт говорит:

Не вы ль сперва так злобно гнали

Его свободный, смелый дар

И для потехи раздували

Чуть затаившийся пожар?

Пушкин погиб, потому что

Восстал он против мнений света

Один, как прежде...

Поэт вступил в свет и тем самым нарушил запрет судьбы, повелевавшей ему быть одиноким:

Зачем от мирных нег и дружбы простодушной

Вступил он в этот свет, завистливый и душный

Для сердца вольного и пламенных страстей?

Зачем он руку дал клеветникам ничтожным,

Зачем поверил он словам и ласкам ложным?..

Вот в чем для Лермонтова внутренние причины трагедии: поэт обречен на одиночество, но не может его вынести, поэт бросается в чуждый мир и гибнет. Лирический герой Лермонтова непримирим к общественному злу. Несмотря на муки и страдания, выпавшие на его долю, он непреклонно тверд и несгибаем в служении своим идеалам, как кинжал, который подарен «лилейной рукой»:



Ты дан мне в спутники, любви залог немой,

И страннику в тебе пример не бесполезный:

Да, я не изменюсь и буду тверд душой,

Как ты, как ты, мой друг железный.

В стихотворении «Поэт» Лермонтов сравнивает поэта с кинжалом:

В наш век изнеженный не так ли ты, поэт,

Свое утратил назначенье,

На злато променяв ту власть, которой свет

Внимал в немом благоговенье?

А мечтал Лермонтов о том, чтоб «он нужен был толпе»:

Твой стих, как Божий дух, носился над толпой;

И, отзыв мыслей благородных,

Звучал, как колокол на башне вечевой,

Во дни торжеств и бед народных.

Поэзия для Лермонтова несла высокое предназначение и призвана была объединять людей. И сила заключенного в слове чувства для поэта — самый властный зов. В финале стихотворения звучит вопрос:

Проснешься ль ты опять, осмеянный пророк?

Иль никогда, на голос мщенья

Из золотых ножон не вырвешь свой клинок,

Покрытый ржавчиной презренья?..

В 1841 году Лермонтов пишет свое последнее стихотворение «Пророк». Тема этого стихотворения — высокая идея поэтического призвания и непонимание его толпой. Возвышенная тема общественного служения поэта ярко выражена в образе Пророка, одухотворенного высокой идеей и готового отречься от всех земных благ во имя служения этой цели. Пророк видит то, что не может увидеть простой человек:

С тех пор как вечный судия

Мне дал всеведенье пророка,

В очах людей читаю я

Страницы злобы и порока.

В основе стихотворения лежит скорбь поэта-гражданина о том, что высокое учение Пророка не признается толпой. Толпа эгоистична и мелочна, она жестоко преследует, глумится и унижает Пророка:

Провозглашать я стал любви

И правды чистые ученья:

В меня все ближние мои

Бросали бешено каменья.

Пророк уходит в пустыню, он остается в одиночестве, так как толпа не приняла его ученья:

И вот в пустыне я живу,

Как птицы, даром Божьей пищи;

Завет предвечного храня,

Мне тварь покорна там земная;

И звезды слушают меня,

Лучами радостно играя.

В этом стихотворении показан трагический конфликт между поэтом, проповедующим «любви и правды чистые ученья», и презирающим его обществом.

Любовная лирика.

Ни в обществе, ни в поколении своем, ни даже в любви Лермонтов не мог найти опоры своим идеалам. Его лирический герой воспринимает настоящую любовь как прекрасный дар, огромный, могучий, как чувство, отражающее полноту жизни, приносящее человеку животворящую радость и безмятежность покоя от душевных тревог и страданий. В стихотворении «Как небеса, твой взор блистает» он говорит о «трепещущей душе» и «голосе нежном», которые встретил. По мнению лирического героя, если любить, то всей полнотой души, самозабвенно и жертвенно, на всю жизнь, находя горячий отклик в родственном сердце, искреннем, неизменно преданном и верном. Но властвующая в жизни дисгармония нарушает красоту любви, делает ее трагичной, приносящей лишь муки. Сплетни и интриги светского общества способны опошлить, очернить, осквернить, растоптать и самую чистую, прекрасную земную любовь. В стихотворении «Отчего» поэт говорит:

Мне грустно, потому что я тебя люблю,

И знаю: молодость цветущую твою

Не пощадит молвы коварное гоненье.

За каждый светлый день иль светлое мгновенье

Слезами и тоской заплатишь ты судьбе.

Для Лермонтова любовь неразлучна с печалью. В его художественном мире высокое чувство всегда трагично. Обращаясь к Наталии Федоровне Ивановой, в которую был страстно и безнадежно влюблен, юный поэт надеялся:

Меня бы примирила ты

С людьми и буйными страстями, —

и весь цикл посвященных Ивановой стихов — это история неразделенного и оскорбленного чувства:

Я не достоин, может быть,

Твоей любви; не мне судить,

Но ты обманом наградила

Мои надежды и мечты...

…………………………………

И целый мир возненавидел,

Чтобы тебя любить сильней...

Лирическому герою суждено остаться одиноким и непонятым, но это лишь усиливает в нем сознание своей избранности, предназначенности для иной, высшей Свободы и иного счастья — счастья творить. В последнем стихотворении этого цикла не только расставание с женщиной, но и освобождение от унижающей и порабощающей страсти:

Ты позабыла; я свободы

Для заблужденья не отдам...

Неотступно, всю жизнь Лермонтов любил Варвару Александровну Лопухину, которая вышла замуж за Бахметьева. Пленительный образ этой женщины предстает перед нами:

...все ее движенья,

Улыбки, речи и черты

Так полны жизни, вдохновенья,

Так полны чудной простоты.

Варвара Александровна отвечала на чувства Лермонтова, но судьба распорядилась по-своему. «Среди ледяного, среди беспощадного света» счастье поэта было невозможно:

Мы случайно сведены судьбою,

Мы себя нашли один в другом,

И душа сдружилася с душою,

Хоть пути не кончить им вдвоем!

Но светлое чувство, пережитое ими, будет озарять их последующую жизнь. Об этом поэт говорит в стихотворении «Расстались мы; но твой портрет...»:

Расстались мы; но твой портрет

Я на груди моей храню:

Как бледный призрак лучших лет,

Он душу радует мою.

Какое бы стихотворение о любви у Лермонтова мы ни прочли, всюду любовь является в трагическом облике.

В одном из последних стихотворений «Нет, не тебя так пылко я люблю...» настоящее отступает перед прошлым, ушедшим, но не забытым:

Люблю в тебе я прошлое страданье

И молодость погибшую мою.

………………………………………

Таинственным я занят разговором,

Но не с тобой я сердцем говорю.

Лермонтовский герой будто бежит от безмятежности, от покоя, испытывая противоречивость чувств, которая царит в его душе. Любовные стихи Лермонтова превращаются одновременно и в философские. Для него любовь — это прикосновение к вечности, а не путь к земному счастью.

8. Все творчество поэта — это его размышления о смысле жизни, о судьбе и назначении отдельного человека и целого поколения, о смерти и бессмертии, о вечности и природе. Это почти всегда внутренний напряженный монолог, чистосердечная исповедь, себе же задаваемые вопросы и ответы на них.

Несомненно, Лермонтова можно назвать народным поэтом. Он вошел в историю русской литературы как достойный преемник Пушкина.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

1. В чем своеобразие лирического мироощущения поэта?

2. В чем особенности творческой эволюции поэта?

14. Тема Родины и природы в лирике М.Ю. Лермонтова. Чтение наизусть одного стихотворения. (Билет 7)

Стихотворения Лермонтова о природе характеризуются главным образом соответствием духовной жизни человека («родня с душой») или, наоборот, представляют собой контраст душевному состоянию героя, фон его переживаний — часто общественного характера. Отсюда двухчастное строение пейзажных стихотворений, вторая часть которых представляет собой сравнение и начинается словом «так». Если же прямое сравнение опущено, но сохраняется аллегория или образный символ, то поэт обращается в этом случае к активности читательского восприятия. Излюбленные образы — бурного моря, грозы, паруса. Это были отзвуки настроений, всколыхнувших Европу и Россию в 1830—1831 годах, а также отзвуки романтической литературной традиции («Парус»).
Когда волнуется желтеющая нива И свежий лес шумит при звуке ветерка, И прячется в саду малиновая слива Под тенью сладостной зеленого листка... Тогда смиряется души моей тревога Тогда расходятся морщины на челе, — И счастье я могу постигнуть на земле, И в небесах я вижу бога...
Многие темы патриотической поэзии Лермонтова сходятся в стихотворении «Родина». Здесь размышления о прошлом России и трезвый взгляд на ее настоящее, сознание и ощущение неразрывных связей с миром родной природы, с русской народной жизнью. Внутренняя контрастность мотивов заявлена самим автором в первых строках: «Люблю отчизну я, но странною любовью...», конфликт предстает поначалу как коллизия рассудка и любви.
Философская, «рассудочная» часть текста является вступлением, а предмет любви, зримый образ родины, занимает основное место в стихотворении. В этой пейзажной зарисовке устраняются противоречия рассудка и любви. Величественная пейзажная панорама включает в себя и бескрайние русские просторы, и приметы природы и русского быта: «чета белеющих берез», жнивье, деревенька, где празднуют подвыпившие мужики.
Пейзажные детали сменяют друг друга, отражая впечатление едущего по поселку человека. На его пути встречается всякое: то захудалые, крытые соломой избенки, то признаки довольства — полное гумно и резные ставни. Путник, он же лирический герой, откликается душой на все впечатления окружающей народной жизни. В психологическом плане — это торжество человечности.

15. Мотив одиночества в поэзии М.Ю. Лермонтова. (Билет 9)

Уже в ранних стихотворениях Лермонтова звучат главные мотивы его творчества: ощущение своего избранничества, обрекающее поэта на скитание, на одиночество в мире, на непонятость. Лермонтов в своем творчестве создает уникальную философскую концепцию одиночества. В ранний период тема одиночества раскрывается им в традиционно романтическом ключе. Но позже в стихотворении «Стансы» появляется неожиданная нота:
Я к одиночеству привык, Я б не умел ужиться с другом, Ни г кем в отчизне не прощусь — Никто о мне не пожалеет! Одиночество лирического героя не навязано ему миром, но избрано им добровольно как единственно возможное состояние души. Ни дом, ни отчизна не составляют необходимых элементов его существования. Отсюда начинается именно лермонтовская трактовка темы одиночества — изгнания — странничества. Мир отвергает героя, изгоняет — но и герой отвергает этот мир, уходит от него.
Изгнаньем из страны родной Хвалюсь повсюду, как свободой...
В лермонтовском творчестве объединяются темы одиночества и свободы.
Так, в стихотворении «Желанье» («Отворите мне темницу...»), написанном в 1832 году, лирический герой просит сначала как будто только временной свободы:
Дайте раз на жизнь и волю, Как на чуждую мне долю, Посмотреть поближе мне.
Но во второй части появляется «дворец высокий» с фонтаном, который бы «в мечтаньях рая... / Усыплял и пробуждал». Повторы, обилие внутренних созвучий, анафоры, постоянные эпитеты придают стихотворению черты фольклорной песенности.
«Узник» (1837) написан под арестом перед первой ссылкой. Теперь мечты героя ограничены желаниями сладко поцеловать «красавицу младую» и улететь на коне «в степь, как ветер». Свобода мыслится единственной подлинной ценностью, даже без девицы и дворца. Первой строфе из восьми строк противостоят две таких же. Вторая часть начинается словами: «Но окно тюрьмы высоко...», а заканчивается — «ходит в тишине ночной безответный часовой».
«Черноокая» и конь здесь тоже фигурируют, но именно как недостающая мечта. Последняя строфа («Одинок я — нет отрады:/Стены голые кругом...») лишь описывает место заключения. Акцент сделан не на мечтах о свободе, а на факте непреодолимой несвободы. К «тюремной» теме примыкает тема изгнанничества. «Тучи» (1840). Образы тучки, облака или волны у Лермонтова — устойчивые символы свободы и беспечности, а лирический герой «Туч» несвободен и подавлен: тучки, с которыми он сопоставляет себя, — «вечные странники», но не изгнанники, вопреки первоначальному сравнению; грусть героя — лирическая доминанта стихотворения, окольцованного словами «изгнанники» и «изгнания». Неслучайно обращение к тучам нежное — «тучки», а в заглавии стоит мрачное «Тучи». Тучкам «наскучили нивы бесплодные», а для лирического героя это «милый север» со «степью лазурною». Жанр «Туч» — соединение элегии с романсом. Для романса характерно мелодическое трехчастное построение: сравнительно ровная интонация первой строфы, подъем на вопросах второй и понижающий интонацию ответ на них в третьей строфе. Вопросы героя выражают не только тоску, но и бесконечное одиночество героя-изгнанника.


7432565458082474.html
7432606726094775.html
    PR.RU™