Глава 5. Когда подъехал грузовик, я была настолько счастлива видеть родителей, что сердце бешено барабанило в груди

Когда подъехал грузовик, я была настолько счастлива видеть родителей, что сердце бешено барабанило в груди. Мама и Торстен махали из окон. Как же прекрасно быть любимой!

— Как все прошло? — спросила мама.

— Было очень весело, — я стянула с ноги ботинок и носок и покрутила пальцами ног, хвастаясь новым педикюром.

Мама с восхищением покачала головой:

— Келси — настоящая художница.

— Откуда ты знаешь, что это не моя работа?

— Потому что кожа вокруг ногтей не покрашена, — взъерошила она мои волосы.

— Умираю с голода, — проговорил Торстен. — Твоя мама не дала мне поесть, Бренна. Ничего, если мы остановимся перекусить?

— Конечно, — засмеялась я. Я так сильно привязалась к Торстену, что было даже смешно.

Мамино хорошее настроение было заразительно, я даже стала подпевать песням радиостанции классического рока, которую мама и Торстен обожали. Даже в плохой день ни одно живое существо, имеющее душу, не смогло бы сопротивляться «Джек и Дайан»[30]. Но, конечно, все шло слишком хорошо. Я постаралась скрыть панику, когда мы подъехали к ферме Зинга.

— Мы остановимся здесь? — я прижалась лбом к окну и застонала.

— Ты не против? — спросил Торстен. — Я страсть как хочу их яблочный пирог. Но если хочешь, поедем в другое место.

— Нет, — натянуто улыбнулась я и отпрянула от оконного стекла. — Тут отлично.

Я не смогла бы всегда избегать его. Кроме того, не было гарантии, что он не был занят прополкой каких-нибудь тыкв, или что там они делают на фермах, и мы даже не встретились бы. Мама уже восхищалась маленькими странными штуковинами, которые можно было здесь купить.

— Дорогой, посмотри! — позвала она Торстена, и я заметила его борьбу между тем, кому уделить внимание прежде — жене или желудку. К счастью, выбирать не пришлось, потому что мама уже мчалась прочь от фонтана в виде писающего в раковину мальчика к огромной Деве Марии в зеркальном стеклянном шаре.

Я рассеяно побрела к куче бахчевых в гигантском контейнере, мысли были далеко.

— Привет, — прозвучал такой мучительно знакомый голос, и у меня закружилась голова.

Я бы солгала, если б сказала, что не рада его видеть. Я чуть не выложила ему все, что увидела прошлой ночью в Фейсбуке. В любом случае, я предпочитала выяснить все, пока не втрескалась по уши.

— Привет, — вымучила я полуулыбку. Ничего не могу с собой поделать. Я никогда не умела прятать настоящие чувства.

Он обеспокоено прищурился, глядя на меня. Это был тот же Джейк, с его сломанным зубом и застенчивой улыбкой.

— Ты в порядке? Выглядишь какой-то уставшей или что-то типа того.

— Я была на твоей странице в Фейсбуке, — выпалила я, подняв неровную зеленую тыкву и медленно покрутив в руке.



Его глаза увеличились, он дважды сглотнул.

— О.

Он переступал с одной ноги в грязном ботинке на другую. Одет Джейк был практически также как и в пятницу. Мне показалось странным, что он носил одну и ту же одежду на работу и в школу.

— Та фотка с девчонками… они не были моими девушками. Они не мои девушки. Я имею в виду, что ни с одной из них не встречался.

— Ага, мне так не показалось, — выгнула бровь я, и его лицо осунулось. Я знала, что не нужно говорить это, но ничего не могла с собой поделать.

Он стянул рабочие перчатки и огляделся вокруг, а затем схватил меня за руку и потянул в теплицу в нескольких шагах. Закрыл дверь, мы остались совершенно одни в этом светлом и теплом пространстве.

— Это не то, что ты думаешь, — он нагнулся, чтобы поймать мой опущенный взгляд. — Бренна, это совсем не то.

— И о чем же я думаю? — на этих словах мой голос дрогнул.

— Что я… — Джейк был в замешательстве, — распутник, наверное. Как будто я снимаю девушек? — казалось, ему было стыдно за такие слова.

— А что же это тогда? — я была намного больше расстроена, чем имела на то право. Я едва знакома с ним. Мы не встречались. Я целовалась с Саксоном через полчаса после того, как оставила Джейка в школе. Я не слышала его версии истории. И не важно, как я объясняла ситуацию, мне все равно было больно.

Он напряженно сглотнул, мышцы на его горле заметно натянулись.

— Я не ангел. Я совершал ошибки, и поверь мне, учился на них. То, что я чувствую к тебе, Бренна... — он остановился и глубоко вздохнул, — ... я раньше подобного не чувствовал. Как будто я знаком с тобой всю свою жизнь. И в то же время, как будто ничего о тебе не знаю. Пожалуйста, не осуждай меня, пока я все тебе не объясню.

Как я могла сказать ему «нет»? Это правильно. То, что он просил, было абсолютно честно.

— Это справедливо, — сказала я вслух. — Я сейчас не могу говорить. Родители, скорее всего, уже волнуются, куда я пропала.

— У тебя есть мобильный? — он достал свой из кармана.

Я кивнула.

— Можно мне твой номер? — он говорил медленно и осторожно, как будто ожидал услышать отказ.



Я медленно назвала каждую цифру и заставила его повторить.

— Можно я позвоню тебе сегодня вечером? — мышцы его челюсти были сведены в ожидании ответа.

— Конечно, — мой голос дрожал.

— Можно я… — он замолчал и его челюсть расслабилась. — Можно тебя поцеловать?

Я не ответила, а он и не ждал ответа. Его нежные руки оказались на моем затылке, и он прижался ртом к моему, мягко, но крепко. Затем одной рукой обнял за талию и притянул ближе. Когда пространство между нами совсем исчезло, он углубил поцелуй, побуждая меня открыть рот, чтобы проскользнуть в него языком. На вкус он был как чистый, прохладный осенний воздух и мятная жвачка. Я обняла его и поцеловала в ответ. Тепло и безмятежность его поцелуя расслабили мои мышцы, колени задрожали. Он на дюйм отстранился и несколько секунд стоял с закрытыми глазами. Мое сердце снова забилось учащенно, и вся кровь разом прильнула к голове так, что я увидела, как перед моими глазами взрываются фейерверки.

— Ого, — он покачнулся на пятках, смеясь и немного краснея. — Очень жду нашего вечернего разговора.

Я кивнула скорее машинально, ибо голова все еще шла кругом, его слова достигли моих ушей, но не сознания. Я хотела, чтобы он поцеловал меня снова, но мы уже шли к дверям. Он выглянул из теплицы, прежде чем мы вышли на свежий воздух.

— Джейк! Давай, парень, трактор заведен! — Мужчина во фланелевой куртке помахал ему.

Джейк схватил меня и легонько поцеловал в губы, затем улыбнулся и запрыгнул в трактор, приводя его в движение и направляя в поле.

— Бренна, — позвал Торстен, появляясь в поле зрения, как только Джейк уехал на тракторе. — Я взял тебе яблочный пирог и немного яблочного сока.

Он вложил пакет и стакан в мои руки.

— Твоя мама уже заполнила наш багажник безумными штучками для двора. Боюсь, у нас даже не хватит места для твоих вещей.

— Спасибо, па, — я убеждала себя не смотреть, как искусно Джейк ведет трактор. — Наш двор будет выглядеть как итальянский дворец, — пошутила я.

Мы хохотали всю дорогу до машины. Я знала, что Джейк не позвонит до вечера, но включила на телефоне виброзвонок. Лучше не привлекать лишнее внимание.

Мама и Торстен всю поездку обсуждали, где поставить мамин новый фонтан, купальню для птиц и статуи, у меня же было время подумать.

В основном о поцелуе Джейка.

Он определенно целовался как опытный парень и знал, что бесподобен в этом. Не скажу, что это не было до дрожи приятно. Но поцелуй не помог разобраться с его положением кобеля. В конце концов, если у него был такой опыт, не опасно ли было быть с ним? Ждал ли он, что я буду спать с ним, если мы стали бы встречаться? Я не была уверена, что готова к этому.

Но еще я знала, что слишком торопила события.

Мы припарковались возле IKEA, и я с удовольствием сосредоточилась на чем-то, кроме парня. Или двух.

Мы с мамой просматривали одеяла, лампы, коврики, кровати, шкафы, гардеробы и другие штуки. Я наугад выбирала вещи, и Торстен перетаскивал их. Затем мы поставили мебель вместе и расставляли до тех пор, пока все части не приобрели значение в глазах мамы. У мамы был просто талант, и когда она одобрила все, я знала, что комната будет выглядеть отлично. Мы приобрели кое-какие рамки, зашли в магазин с постерами в торговом центре прикупить репродукции. Затем остановились в малярном магазине и поспорили о цветах краски. В конце концов, заехали в любимое место Торстена, чтобы поесть на ужин хот-догов.

— Эта комната будет удивительной, — мама закрыла глаза рукой, будто видя немыслимую картину в своем воображении. — Не пугайся, Бренна, но мы с Торстеном вчера вынесли вещи из твоей комнаты.

— Да все нормально, мам. Где я сплю?

— Мы оставили матрас на полу, — ответила мама. И я почувствовала облегчение, потому как уже начала переживать, что не будет возможности поговорить с Джейком наедине. Я убивала себя жалкой одержимостью этим парнем.

Мы договорились подняться с первыми солнечными лучами и начать работать в моей комнате. Стало уже совсем поздно, когда мы добрались домой в полном измождении. И хотя меня подмывало начать ремонт в комнате прямо сейчас, я решила не бежать впереди паровоза.

Мама с Торстеном пожелали спокойной ночи и ушли в свою комнату наверху. Я поблагодарила их обоих, мы пошутили о том, какой ужасный ждет нас день, и, наконец-то, я осталась одна на матрасе, брошенном на пол в комнате с лавандовыми стенами. Мама вычистила в ней все, подмела и помыла стены, так что здесь не было даже жуткой паутины или отвратительных пыльных пучков в тех местах, где им следовало быть. Я не знала, когда конкретно позвонит Джейк, так что достала свой ноутбук, зная, что это будет плохой идеей.

Я открыла свою страничку в Фейсбуке. Келси оставила комментарий на моей стене:

«Привет, подруга! Держи меня в курсе дел с плохим парнем!!! Вчера вечером было очень весело. Будь готова сделать для меня несколько футболок, чтобы заарканить этим парня. Люблю, целую. Келси».

Мне нечего было написать в ответ, так что я просто зашла на страничку своих друзей и увидела, что Саксон был одним из них. Красное всплывающее уведомление говорило, что для меня было сообщение. Я нажала на него.

«Привет. Спасибо за поцелуи в машине. Не волнуйся насчет этого, Бликс. Ты слушала диск? Не думаю. Сделай себе одолжение. «Folly» крутые, и ты одеваешься почти как их фанатка. До встречи, друг. Саксон».

Его сообщение, конечно, должно было взволновать меня. Как же иначе? Было такое ощущение, что он собирался использовать это против меня, и, Боже, неужели он мог это сделать? Я подумывала ответить ему, когда завибрировал телефон. Номер был незнаком, но я и не ждала другого звонка.

— Алло?

— Привет, — сказал Джейк, и я почувствовала небольшое напряжение в районе живота, но так приятно было снова слышать его голос.

— Как отработал сегодня? — я легла на свой матрас, размышляя, где он мог находиться. Если он был в своей комнате, мне интересно было, как она выглядела.

— Паршиво. Особенно после нашей встречи.

— Ну, спасибо!

Он приглушенно засмеялся.

— Было паршиво, потому что было похоже на подколку, Бренна. Весь остаток дня я мечтал провести с тобой.

Мое сердце учащенно забилось.

— Прости. Я все равно сегодня была занята.

— Как прошли твои закупки? — его голос был теплым и добрым. Можно было легко раствориться в нем, забыть о вещах, подсмотренных в Интернете, и сплетнях, которые рассказала Келси.

— Думаю, удачно. Мама собирается помочь мне переделать комнату в качестве подарка ко дню рождения, так что у меня пока что в наличие сырье, и нам просто завтра нужно все совместить и посмотреть, что получится, — как бы я ни старалась говорить тихо, мой голос все равно отражался от голых стен комнаты.

— Ручаюсь, комната будет выглядеть здорово. Я хотел бы прийти помочь вам. Я неплохой маляр, — паника зародилась во мне. Я не хотела, чтобы мама с Торстеном знали что-то о моих парнях. Он словно почувствовал и не стал напрашиваться, — но в это воскресенье у меня есть работа.

Я зажала рот рукой, чтобы заглушить облегченный выдох.

— Ничего. Уверена, мы справимся. Нас трое, а у меня не очень большая комната.

Затем последовала довольно долгая тишина. Я могла слышать, как Джейк откинулся назад и устроился удобнее, было до странности интимно слышать это, но не видеть.

— Ну, думаю, мне есть что объяснить, — промолвил он, наконец.

— На самом деле нет, — ответила я немного строго и чопорно. — Если не хочешь рассказывать о фотографиях, не надо.

Я услышала, как он втянул воздух и медленно выдохнул, как будто подготавливал себя к чему-то трудному.

— Даже если ты не видела чего-то, что вызвало твои подозрения, я бы все равно рассказал тебе о себе все. Просто не люблю об этом говорить. Типа... — он остановился на минутку, — Фигово звучит: «Привет, меня зовут Джейк, я сильно облажался».

— Все в чем-то ошибаются, — дипломатически произнесла я. Прошло несколько долгих секунд, прежде чем он ответил:

— Не так как я, скорее всего, — в его словах слышался темный, зловещий оттенок. — Я не буду плакаться у тебя на плече, но у меня было непростое детство. — Он замолчал, и когда я ничего не ответила, продолжил: — мама умерла, когда мне было семь, и отец начал пить. Много пить.

— Мне жаль, — меня наполнило сожаление, и я хотела, чтобы он почувствовал его на расстоянии.

— Все нормально, — произнес он дежурную фразу. — Отец перестал пить несколько лет назад. И не смотря на то, что я ненавидел, когда он напивался и как вел себя после этого, я начал пить, когда пошел в старшую школу. Так же как раньше пил отец и,наверно, даже больше.

— Ох…

— Я очень запутался. Я тусовался с разбитной компанией, многие из ребят были уже из старшей школы, и мы просто уходили в отрыв каждые выходные, — его дыхание прервалось. — Прости. Звучит, наверное, очень странно. Я никогда не говорил об этом ни с кем, и я действительно не хочу, чтобы мы еще раз возвращались к этому разговору.

— Я очень рада, что ты рассказываешь мне, — заверила его я, все еще не уверенная, так ли это. Высокий неприятный голос в голове кричал мне остановить его. Я не хотела больше слышать о нем ничего, что могло бы настроить меня против него или сожалеть о чем-то. Но в благодарность за его смелость и откровения я сказала:

— Не скрывай от меня ничего.

Он выпустил длинный выдох, как будто задержал дыхание в ожидании ответа.

— Хорошо. Не знаю, как сказать это лучше, но… я переспал с кучей девчонок. Я очень долго пил запоями. Но ни одна не была моей подругой. На протяжении долгих лет меня приглашали на свои вечеринки девчонки старше меня. У меня была своего рода репутация, — неуверенно завершил он и добавил: — я действительно не горжусь этим.

— Все хорошо, — мое тело дрожало, но я приложила все усилия, чтобы ее не было слышно в голосе, — просто дай мне немного времени.

— В один уикенд я напился, очень напился, — его голос звучал глухо. — Я проснулся в чьей-то кровати и не смог найти обувь. Даже не знал, где я. Зуб был сколот, но я понятия не имел почему. Я осознал, что пал ниже некуда. В те выходные я бросил пить. Это было год и четыре месяца назад.

Значит, даже восхитительный скол на его зубе был частью той беспорядочной жизни. Я почувствовала, будто из моего тела выкачали всю энергию, мои кости и мускулы превратились в вялое и бессильное застывшее месиво. Мне нечего было сказать.

— Пожалуйста, — он перешел на шепот, — скажи хоть что-то, Бренна.

Мне удалось собраться и высказать что-то нейтральное, не выдав эмоции, которые бились и взрывались в моем мозгу:

— Спасибо, что рассказал, — мой голос был глух, как и его.

Он откашлялся:

— Я знаю, что у меня теперь нет никаких шансов с тобой…

— Что? — слова вылетели изо рта прежде, чем я успела обдумать их. Было очевидно, что он чувствовал себя дерьмово, и я не помогала ему. Но я не хотела этого. Больно было слышать, как он страдал, чувствовалось, что он очень сожалел о том времени и всех тех девчонках.

— Нет шансов встречаться открыто. Люди, все эти слухи, — он засмеялся, но в голосе его не было счастья.

— Не лги мне никогда. Я не виню тебя за те поступки, что ты делал до встречи со мной, — или даже много, много деяний. Он был прав. Это многое меняло.

— Боже, Бренна, — его голос дрогнул, — Я чувствую себя так, будто пережил ужасный год, и теперь начинается настоящая жизнь. Я могу попытаться, как бы сложно это не было. Год был волнительный, но я не смог бы сделать лучше.

— Джейк, это самое тупое, что я когда-либо слышала. Ты совершил несколько ошибок. Так? Больших ошибок. Но, конечно же, я все еще не против встречаться с тобой. — Слова вырвались из моего рта, выдав все смятение, гнев, разочарование и влечение, что кружились, как водоворот в моей голове.

— Ты серьезно? — оживился его голос. — Я не прошу тебя сейчас принимать решение. Я не имею в виду, что не хотел бы этого. Но ты серьезно? Ты подумаешь об этом?

Я подумала о поцелуях, хотя помнила, что их было так много у него до меня. Смогла бы я покончить с этим?

Затем я подумала о Джейке. О его глазах, проникающих в душу, его сладости и умопомрачительных поцелуях, предназначенных только мне. Я знала это, несмотря на его прошлое.

Я глубоко и протяжно вздохнула:

— Да, я рассмотрю твое предложение. Определенно.

И в моем животе запорхали бабочки.

Его голос стал радостным, он явно улыбался, и слова прозвучали с облегчением:

— Это лучшие новости, которые я когда-либо слышал.

Я хотела подразнить его, сказать ему, чтобы особо не надеялся, но чувствовала, что мы были словно в открытом море, и шутка не удастся. Я не знала, что тогда сказать.

Он откашлялся:

— Я понимаю, что слишком много вывалил на тебя сегодня.

— Да. — Это прозвучало раздраженно, хотя и было не совсем тем, что я чувствовала. Свернувшись на кровати, я положила трубку рядом с ухом. Телефон мерцал в тусклом свете моей пустой комнаты.

— Ты представить себе не можешь, как жалко, но у вас завтра много работы. Нам стоит попрощаться.

Но я знала, что на самом деле он не хотел, чтобы я вешала трубку, это бы причинило его сердцу боль. И также как Джейк Келли сводил меня с ума, я чувствовала, будто держу в руках его хрупкое, словно яйцо, сердце.

— Не сейчас. Почему ты так прокомментировал мои фотографии? — я постаралась придать своему голосу «допятничное» звучание, то, которое было сразу после того, как я его поцеловала.

Его смех был так робок, что я словно видела, как он покраснел.

— Я почувствовал себя храбрым. Это то, что я думаю. Ты только… — он снова замолчал. — Ты — та девушка, которую я всегда мечтал встретить, и когда в один из дней ты просто села в школе за мой стол, я понял, что это мой единственный шанс, и я не хотел облажаться. Я не знаю, как это сказать, но ты великолепна, умна и весела. И ты не осуждала меня. Ты словно всегда знала Джейка, что живет внутри меня, как бы я себя не повел и какие бы сумасшедшие вещи не сказал.

Это было в сущности то, что когда-то Саксон сказал обо мне, и мне стало неловко, что Джейк незаслуженно настолько доверял мне.

— Джейк, ты меня слишком идеализируешь, но…

Он перебил меня:

— Ты и есть мое совершенство, как ни крути.

— Я очень далека от совершенства, — я ударила рукой по пятке.

— Знаю, я не из твоей лиги, — сказал он как ни в чем не бывало.

— Да ты… — я засмеялась и села на матрасе, скрестив ноги. — Ты просто мастер на комплименты.

— Нет, я абсолютно серьезен.

— Надеюсь, — призналась я низким голосом и нагнулась вперед, сильно прижимая телефон к уху, — так или иначе. Продолжай и не скромничай. Очень красиво, — я слышала, как он зашумел, и остановила его возможные слова. — Ты очень много работаешь. Ты умный и даже не отрицай это. Я не трачу время на тупых, Джейк. Есть одна очень важная вещь, — я сделала паузу ради драматического эффекта.

Он смущенно засмеялся:

— Доверься мне.

— Ты замечательно целуешься, — прошептала я.

Он громко и заливисто рассмеялся:

— После этих слов, думаю, ты еще больше запала мне в душу. — Когда он смеялся, его голос становился глубже и очень сексуальным. — Так ты думаешь, я хорошо целуюсь?

— У тебя была большая практика, — пошутила я. Одно воспоминание о нашем поцелуе участило мое дыхание и вызвало покалывание на губах.

Его голос вдруг стал серьезен:

— Нет, серьезно, Бренна, — признался он, — это было… без чувств. Это не было… — он помолчал несколько секунд и завершил мысль, — это не было хорошо. Когда мы вместе, все было по-другому.

Мое предательское тело вздрогнуло и скорчилось от того, что я действительно не знала, как реагировать.

— Какое-то время я не планирую заходить дальше поцелуев, — сказала я осторожно, борясь с волнами чего-то горячего и голодного, разбивающихся об меня.

— Я имел в виду не это, — бросил он, и его голос был так сексуален, что по коже побежали мурашки. — Я имел в виду поцелуи. Поверь, с тобой сегодня было в десять раз лучше, чем со всеми вместе взятыми, с кем я был раньше, и это только один поцелуй, — вздохнул он резко и неровно. — Или может, я почувствовал то, чего не было?

— Нет, — я улыбнулась так широко, что заболели щеки. — Я тоже почувствовала это, Джейк. Я чувствую больше, чем ты. С самой минуты нашей встречи.

— У меня ощущение, что мы будем безумно счастливы вместе, Бренна Бликсен. — Голый оптимизм в его голосе задел мою совесть.

Если я решила быть с Джейком Келли, лучше было бы поставить точку в отношениях с Саксоном Маклином. Иначе мне были обеспечены самые страшные ночные кошмары.

— Я… хочу увидеть тебя снова. Как можно скорее, — вырвались слова из моих уст прежде, чем я смогла осознать их в полной мере.

— Обязательно! А теперь, я собираюсь пойти поглазеть немного на твои фотографии в Фейсбуке, а ты ложись спать. Сладких снов, Бренна.

— И тебе, — сказала я, и мы отключились.

Чувство одиночества, сгустившееся вокруг меня, как только мы отключили телефоны, подавляло. Обычно мне нравилось бывать в одиночестве, особенно поздно вечером, когда я могла подумать обо всем. Но сейчас все было по-другому. Мне хотелось снова услышать его голос. Впервые в жизни я представляла, каково это делить кровать с кем-то, как Джейк лежал бы здесь со мной. Одни мысли об этом заставили меня провести рукой по пустой половине кровати. Я всегда спала здесь одна, и даже сложно было представить себе, что когда-то было бы по-другому.

Я верила Джейку, когда он говорил мне сумасшедшие вещи, как например то, что поцелуй со мной лучше секса, что у него был. Но мое убеждение было скорее связано с тем как я его ощущала, нежели реальными знаниями, потому что я ничего не знала о физических аспектах. Я просто должна положиться на слова Джейка в надежде, что он говорил то, что на самом деле думал, а не то, что я хотела услышать.

Потребовалось достаточно много времени, чтобы уснуть в пустой, гулкой комнате, и я даже подумывала позвонить Джейку, но подавила в себе эту мысль. Никогда еще быть наедине с собой не было столь невыносимо.


7431179937895341.html
7431222990783027.html
    PR.RU™